Мы в ВКонтактe

История 106-го отдельного моторизированного инженерного батальона

106-й отдельный моторизованный инженерный батальон Ленфронта в битве за Ленинград 106-й отдельный моторизованный инженерный батальон участвовал в битве за Ленинград с самого её начала в конце июля 1941 г.В период оборонительных боёв одной из важнейших задач была установка минно-взрывных заграждений.
Минирование началось в последних числах июля. В полосу предполья между реками Плюсса и Луга выдвинулись отряды заграждения фронтовых инженер­ных частей. В том числе 106-го отдельного мотоинженерного баталь­она под командованием капитана П. К.Евстифеева. В боях за Лужскую линию сапёры нанесли серьёзные потери врагу. Действуя на дорогах мелкими подразделения­ми, устраивали засады, устанавливали мины. Когда вражеский головной танк подрывался, саперы забрасы­вали остальные танки бутылками с горючей смесью и связками гранат, после чего быстро уходили в густой лес или болото.


14 июля противник вышел к реке Луга, форсировал ее в районе деревни Ивановская и занял небольшой плацдарм. Контратаками наших войск враг был оста­новлен. В этот район срочно были переброшены 106-й инженерный и 42-й понтонно-мостовой батальоны для минирования и установки малозаметных проволочных препятствий перед плацдармом противника. При этом отличилась рота старшего лейтенанта Петрова, которая за одну ночь установила на нейтральной полосе 1500 мин.

Са­моотверженно действовали саперы и в боях на ближних подступах к Ленинграду в сентябре 1941 года. Приняли бой под Крас­ным Селом саперы 106-го батальона. Бойцы роты стар­шего лейтенанта М. И.Королева подорвали три танка, подожгли бутылками с горючей смесью две автома­шины.

Большой вклад внёс 106-й отдельный моторизованный инженерный батальона в форсирование Невы во время наступательной операции у Невской Дубровки 27 сен­тября 1942 года. Первая попытка форсирования 9 сентября не удалась. В ночь на 27 сен­тября батальон обеспечивал одну из переправ через Неву, имевшую в месте форсирования ширину 500—600 метров и скорость течения 2—2,5 метра в се­кунду. Комендантом переправы был майор И.И. Соломахин. Переправа длилась трое суток, под непрерывным вражеским огнём. В результате удалось захватить небольшой плацдарм в районе Невской Дубровки.

В декабре 1942 года развернулась подготовка к операции «Искра» - прорыву блокады Ленинграда. Предстояло снова форсировать Неву. Инженерными частями в тыловых районах войск были оборудованы учебные поля, в точности имитировавшие оборону противника. На этих полигонах все рода войск учились наступать и отрабатывать взаимодействие в бою. Штаб инженерных войск подготовил и провел Показное учение по преодолению полос заграждения с ходу. Это учение проводил командир 106-го отдель­ного инженерного батальона майор И. И. Соломахин.

С 12 по 18 января 1943 года войска Ленинградского и Волховского фронтов вели бои по прорыву блокады. Кольцо вражеской блокады было разо­рвано. Вместе с воинами других родов войск в боях по прорыву блокады отличились инженерные подраз­деления. Саперная рота 106-го инженерного батальона под командованием молодого лейтенанта Николая Богаева совместно с танкистами штурмовала укрепленное вра­гом двухэтажное кирпичное здание школы. Толщина стен — один метр, все оконные и дверные проемы зало­жены кирпичом, оставлены только щели для амбразур. На чердаке гитлеровцы оборудовали наблюдательный пункт, в подвале — убежище. Подходы к школе были заминированы и обнесены пятью рядами колючей про­волоки. Саперы проделали проход в минном поле, прицепили к танку стокилограммовый удлиненный заряд взрывчат­ки и под прикрытием танковой брони подобрались к зданию. Взрывом в стене был проделан проем, через который саперы проникли в первый этаж. В бою было уничтожено более двадцати гитлеровцев, а пятнадцать взято в плен.

12 августа 1943 года батальон под командованием подполковника Соломахина отличился при штурме сильно укрепленной «Чертовой высоты» в районе Синявина. Саперы предложили взять её ночью в рукопашную, используя как основное оружие заточенные малые пехотные лопатки. Проведя несколько тренировок на схожей высоте, убедили командование в целесообразности ночного штурма. Вот как описывает тот бой командир батальона И.И. Соломахин: «Боевые действия предстояло вести в полосе обороны 128-й стрелковой дивизии. Ее командир полковник По­тапов и особенно начальник штаба дивизии подполков­ник Данилов очень внимательно отнеслись к нуждам ба­тальона. Для его усиления они выделили два взвода станковых пулеметов, взвод связи и батарею полковой артиллерии. К исходу 11 августа я смог доложить командующему 67-й армией генералу Духанову о пол­ной готовности батальона к штурму и получил разре­шение действовать.

Батальон уже передислоцировался в лес близ Рабо­чего поселка № 2. Во всех ротах проходила тщательная подгонка снаряжения и вооружения. Настроение у бой­цов было приподнятое. За последние три дня все офицеры и сержанты побывали в траншее переднего края и точно знали путь к переднему краю противника и ориентиры. Подкрепившись отменным ужином, роты стали вы­двигаться на исходный рубеж. До фашистов оставалось всего 400 метров изрытой снарядами нейтральной поло­сы. Воронки были наполнены вонючей торфяной жижей. Впереди на фоне неба четко выделялась самая высокая и грозная высота 45,0...В полночь цепи покинули передний край и раство­рились в темноте. За ними двинулась и штабная группа. Ночную тишину нарушали редкие разрывы снарядов и мин да короткие очереди автоматов и пулеметов. Пули со свистом летели над ползущими саперами. То и дело местность освещалась ракетами. Для движения можно было использовать только паузы между их вспышками. Самыми неприятными были «фонари», как называли светильники, медленно спускавшиеся на парашютиках, — они давали яркий свет в течение нескольких минут. Штабная группа, опередив цепи рот, к 2 часам до­стигла подножья высоты и расположилась в глубоких воронках, заранее выбранных разведчиками Сергея Ульянова.

Мы осмотрелись. Никаких признаков присутствия в «нейтралке» трех сотен людей не наблюдалось. В ноч­ном небе трещали моторами наши знаменитые бипла­ны— «небесные тихоходы». Они действовали над грядой Синявинских высот в соответствии с планом боя, сбра­сывая на позиции противника мелкие бомбы и отвлекая внимание сторожевых постов от нейтральной полосы. По высотам стреляли и полковые минометы. Наконец стрелки часов приблизились к 3 часам, а над болотами появились признаки утренней зари. По­глядывая на часы, я с беспокойством прошептал: — Где же люди? Они должны уже быть здесь.— Я сейчас разведаю, — отозвался Тарасов. Не успел я и слова сказать, как он выскочил из во­ронки... и был обнаружен. По склону горы посыпались ручные гранаты, над головами промчался рой трассиру­ющих пуль. Я вынужден был подать сигнал к атаке — серию зеленых ракет. — За Родину! За Ленинград! Вперед, братцы! Бей гадов! Офицеры батальона первыми ворвались в траншеи. Не отставали от них и саперы. Трудно описать панику, охватившую фашистов; с искаженными страхом лицами, многие в нижнем белье (даже на передовой захватчики спали с удобствами), они пытались спастись бегством. В траншеях их били лопатами, наверху косили автоматными очередями. Мно­гие из них нашли свой конец в блиндажах и «лисьих норах». Даже в крайне невыгодной для них ситуации мелкие группы врага оборонялись отчаянно....На старшего сержанта Виктора Феофанова напали два здоровенных гитлеровца и пытались его задушить. Виктор успел одного сбить с ног ударом в живот, вто­рого прикончил подоспевший ефрейтор Александр Мартьянов. Солдат первой роты Топорков был сбит с ног. Навалившийся на него фашист ударил Топоркова ножом — к счастью, нож скользнул по лопатке. Пробе­гавший мимо парторг роты старший сержант Л. Н. Соловьев (ныне полковник) прикончил фрица, а Топоркова отправил на перевязку. Принятый перед боем в партию сапер Петр Форощенко заметил, как залегший за кам­нем фашист целится в идущего по траншее офицера. Он резко столкнул командира в приямок и швырнул в гитлеровца гранату...Вражеский опорный пункт на Чертовой высоте был взят саперами всего за двенадцать минут. При этом была захвачена паутина траншей около 400 метров по фронту и 350 метров в глубину. Более 200 гитлеровцев было убито, 120 захвачено в плен. Инженерный баталь­он потерял 16 человек убитыми и 26 человек ра­неными. Обойдя занятые позиции и убедившись, что батальон готов к отражению контратак, я доложил по радио командиру 128-й стрелковой дивизии о выполнении поставленной задачи. На горизонте пробивались лу­чи восходящего солнца. Наступило утро 12 августа 1943 года.

Как стало известно позже, командир 61-й немецкой пехотной дивизии, оправдываясь перед командующим 18-й армией Линдеманом, доносил, что высоту атакова­ли два полка какой-то специальной «болотной дивизии» русских. На высоту и все подступы к ней со стороны болот враг обрушил мощнейший шквал артиллерийского и минометного огня. За ним последовала первая контрата­ка фашистов. Она была успешно отбита, но саперы по­несли потери. Случилось то, чего больше всего мы боя­лись. Батальон оказался отрезанным от своих. Потери в людях все возрастали и становились все более ощутимыми. Контратаки фашистов следовали одна за другой. У нас кончались боеприпасы. На учете был каждый па­трон и каждая граната. Однако главным оружием все же были беспредельная стойкость и мужество саперов. Многие раненые оставались в строю. Во время одной из контратак осколком вражеского снаряда командиру пер­вой роты Николаю Федотову оторвало кисть левой руки. «На перевязку!» — приказали ему. Но Николай остался в строю. Вскоре он получил тяжелое осколочное ране­ние в живот и через двое суток скончался в полевом госпитале, поразив медиков своей стойкостью. В ходе боя первую роту принял старший лейтенант Анатолий Максимов. Немецкие ручные гранаты взрыва­лись через пять секунд после включения запала. Мак­симов, зная это, поймал такую гранату и успел отбро­сить ее в сторону врагов, где она и взорвалась над их головами. Примеру Максимова немедленно последовали саперы во всей передней траншее. Нельзя забыть хлад­нокровные сосредоточенные лица наших гранатометчи­ков Ивана Муравейникова, Михаила Нестеровича, стар­шины Бурова... В отражении вражеских контратак уча­ствовали и минеры приданной нам роты. Ими умело ру­ководил лейтенант Юрий Бирюков, заменивший ране­ного командира. А потери в батальоне росли. Были ранены многие офицеры, в том числе заместитель командира батальона Илья Ханов. Я же отделался контузией, легкими ране­ниями в голову и ногу. Находившийся на наблюдательном пункте командира 128-й стрелковой дивизии генерал Б. В. Бычевский по радио передал нам поздравления командующего фрон­том и сообщил, что командир батальона награжден ор­деном Суворова III степени, а командиры рот орденами Красного Знамени. К исходу дня к нам на помощь прорвался стрелко­вый батальон. Позиции, которые удерживали саперы, заняла пехота.

В конце сентября в результате упорных боев 30-му гвардейскому стрелковому корпусу удалось овладеть частью высот Синявинской гряды. Наш батальон был придан корпусу; прикрывал его фланги и действовал в составе штурмовых групп. Командир корпуса генерал-майор Н. П.Симоняк тепло благодарил саперов за их смелые и успешные действия.

До середины октября батальон минировал подступы к захваченным рубежам, которые приняла у гвардейцев 11-я стрелковая дивизия.

В конце осени 1943 г. войска Ленфронта были готовы к большой операции по снятию блокады города. Большое внимание уделялось инженерной разведке. За двое суток до начала наступления разведыватель­ное подразделение 106-го инженерного батальонов забросило в тыл про­тивника группу глубокой инженерной разведки. Задача группы состояла в разведке дорог и мостов на магистральной шоссейной дороге Ленинград— Кин­гисепп, предотвращении взрыва мостов. Большие работы были проделаны инженерными войсками по обеспечению переброски войск 2-й ударной армии на ораниенбаумский плацдарм.

В течение 23-24 декабря 1943 г. силами 106-го отдельного моторизованного батальона совместо с группой водолазов 5-го тяжелого понтонного полка и 7-го водолазного отряда под руководством командира батальона майора И. И. Соломахина в районе Лисьего Носа был построен пирс и оборудованы для перевозки тяжелой техники свыше 40 барж. Ни воздушные бомбардировки, ни артиллерийские обстрелы врага не сломили воли саперов. Благодаря их самоотверженному труду за две недели на плацдарм было перевезено 59 танков Т-34, 6 танков Т-70, 5 бронемашин, свыше 70 орудий и тягачей, до 200 автомашин.

На лужском направлении имелась только одна шос­сейная дорога. Немцы, отводя свои войска по этой до­роге, подрывали ее участками по 5—10 километров в наиболее заболоченных местах и поймах рек. Были взорваны и плотины у Красногородской писчебумажной фабрики. Вода затопила местность, преградив путь на­шим войскам. Взвод 3-й роты 106-го инженерного ба­тальона лейтенанта Семена Куприна в ледяной воде под губительным огнем противника произвел разведку и обозначил броды для танков, которые с пехотой на броне успешно преодолели водную преграду и ворва­лись в Красное Село.

В дальнейшем, 106-й отдельный моторизованный инженерный батальон был передан армии при подходе её войск к псковско-островскому рубежу для обеспечения его прорыва и форсирования реки Великая. За успешные боевые действия по разгрому немецко-фашистских войск в битве за Ленинград и Эстонскую Советскую Социалистическую Республику приказами Верховного Главнокомандующего 106-му армейскому моторизованному инженерному батальону присвоено почетное наименование Кингисеппского. Имя командира 106-го отдельного моторизованного инженерного батальона подполковника Ивана Ивановича Соломахина (1908-1989) увековечено в Санкт-Петербурге. Небольшой Соломахинский проезд появился на карте Петербурга 6 ноября 1997 года.Он проходит от проспекта Стачек до Ленинского проспекта.

П.Г. Александров. Вехи боевого пути.Инженерные войска города-фронта. Л., 1979. Стр. 10.

П.Г. Александров. Вехи боевого пути.Инженерные войска города-фронта. Л., 1979. Стр. 11.

П.Г. Александров. Вехи боевого пути.Инженерные войска города-фронта. Л., 1979. Стр. 11.

П.Г. Александров. Вехи боевого пути.Инженерные войска города-фронта. Л., 1979. Стр. 12.

П.Г. Александров. Вехи боевого пути.Инженерные войска города-фронта. Л., 1979. Стр. 17.

П.Г. Александро. Вехи боевого пути.Инженерные войска города-фронта. Л., 1979. Стр. 20.

П.Г. Александров. Вехи боевого пути.Инженерные войска города-фронта. Л., 1979. Стр. 21.

И.И. Соломахин. Штурм «Чёртовой высоты».Инженерные войска города-фронта. Л., 1979. Стр. 218-222.

П.Г. Александров. Вехи боевого пути.Инженерные войска города-фронта. Л., 1979. Стр. 24.

Цирлин А. Д., Бирюков П. И., Истомин В. П.,Федосеев Е. Н. Инженерные войска в боях за Советскую Родину. М.:Воениздат, 1970. Стр. 255. Инженерные войска города-фронта. Л., 1979.Стр. 26.

Цирлин А. Д Бирюков П.И. Истомин В.П., Федосеев Е. Н Инженерные войска в боях за Советскую Родину М.: Воениздат, 1970. Стр.265. Инженерные войска города-фронта. Л., 1979.Стр. 318.